НА ЖИЗНЬ ПОЭТА

 

Середь пегасых и саврасов
Ивана ибн Калиты
что удивительно, Тарасов
что все-таки – родился ты!

Могли б родиться бобик, ежик,
идея, девка, Кафка в кайф,
могли бы Гитлер (как художник)
и Басин – автором «Майн Кампф»,

могли б родиться хуй уродский,
роман, задумка и глисты,
родился б дубль-Шаргородский,
а все-таки – родился ты!

А мог бы вовсе не рождаться!
В узоре каждых хромосом
хранится Розенберг и Надсон,
Саддам Хусейн и Левинзон!

Ведь мог родиться Саша ж Верник,
и на худой конец – я мог
и сам родиться бы наверно –
ан нет! – родился полубог,

полу-небог (полу одежды
задрать) какой полу-певец
и никакой уже надежды,
что не родишься наконец!

Многообразие природы,
Тарасов! ты явил собой.
А безобразие природы
оправдываешь ты любой:

и полутрезвый ты отличен,
и полупьяный – прелесть вся!
Ты – полноцельный – неотличен
от цельноебнувшегося!

Когда спалив мосты и сходни
стоишь на сцене, егоза
ты наш – ты Гробман наш сегодня,
ты наша Божия гроза.

Ты молот ведьм, Бич Божий… после
каких-нибудь пяти утра
ты есть пример: Рожденный ползать
лежать не может ни хера!

Как мы завидуем, миряне,
когда – женат на небесах –
идешь ты с Рути-с-фонарями,
один есть твой, один ты сам!

Как мы от зависти закисли,
когда признал не утая,
что «внутренних, простите, смыслов
в тебе, Тарасов, до хуя!»

Еще та раса ты, Тарасов –
лишь для полиции «адон».
Но что пардон, адон Тарасов,
то, как известно, и пардон!

Но нам и эдакий сгодится,
а в крайнем, с Рутенькою, но
в другой раз вздумаешь родиться,
так это даже не смешно.

 

25.8.1990, Иерусалим

[Ко дню рождения В. Тарасова]

 

Система Orphus