УЕДИНЕННОЕ
или
ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ

 

Во сне съел не гефилте фиш, а эскарго.
Проснулся: как и раньше – не Гюго.

Заря. Афула

 

II 

Вознесся Исус Христос
или нет, но гроб – пустос.

Эль-Кудс. Песах.
Третий седер

 

III 

Я часто думаю, куря:
чертовски жалко Кобзаря!

Лаская армянку.
Начало депрессии

 

IV 

Леденящая душу картина:
Буратино съел Чиполлино.

За диафильмом.
С похмелья

 

Бродский. Бродский. Бродский.
Бродский!.. хуй уродский.

Бессонница. Заря. Афула
(перечитывая свое)

 

VI 

Эгей! Он пляшет как безумный!
Тарасов укусил его!

Полдень.
На часах

VII 

Игра природы: в Лену Рабинович
влюбились мы, а взял и помер Шостакович.

(В слезах).
Вступают щипковые

 

VIII 

Взойду на эшафот. Спрошу у палача:
«Смотрел «Заставу Ильича»

На эшафоте
(с ехидцей)

 

IХ 

Разведись граф Лев Толстой –
был бы хлопец холостой.

Ясная Поляна
(за
table-talk’ом)

 

Х 

Грамматика России тем еще трудна,
что нет проверочного слова для говна.

За нумизматикой.
По возвращении из СССР
(опять депрессия)

 

ХI 

Начитались Бердяевым вы б –
хохотали б безумно. Как выпь.

Ночь на Рождество.
Истерика

 

XII 

Не русский классик я! Затем, что не хочу
всобачить в прозу междометье «чу»!

Холодина. За разбором рукописей
(не горят)

XIII 

Что значит повзрослел! Наверняка
стошнит от матушки парного молока!

По возвращении из СССР
(предчувствие эйфории)

 

XIV 

Говорят: поэтессы жеманны.
А ведь это лишь enjambement’ы.

За любимой поэтессой.
Заря. Афула

 

XV 

Раз «бедность не порок», то что тогда порок?
На завтрак пожирать любовницын творог?!

За заготовкой «Уединенного»
впрок

 

XVI 

Того, кто произнес: «Поэт должóн страдать» –
найду в аду. Чтобы по рылу дать.

Съев творог

 

XVII 

Докатился – с утра alter ego дерзит:
«Паразит», – говорит, – «паразит!..»

За бритьем

 

XVIII 

О, почему мне грудь стесняет грусть,
хотя я регулярно брою грудь?!

За бритьем.
Отвлекшись

 

XIX 

Ночь напролет, как псих, читал «Дао дэ цзин».
Открылись чакры. Стыдно выйти в магазин.

На манжете
(неразб.)

 

ХХ 

Сначала отключают свет и воду,
потом белки, жиры и углеводы.

Бен-Гилель 8, кв. 8. Зарницы.
(За чтением «Б’решит»).

 

XXI 

По причине геморроя
князь отъехали в Карлсруэ.

Листая Достоевского

 

XXII 

По причине почечуя
князь отъехали в Карлсруэ!

Озарение

 

XXIII 

Прискорбный случай с этой, с зобом –
считать всего лишь эпизодом.

Грязи

 

XXIV 

«Поэзия должна быть глуповата» –
у них, в России – вроде постулата.

Депрессия

 

XXV 

Ах, где мне взять такую карму,
чтобы вольер и корм шикарный.

Ремиссия

 

XXVI 

Вести из леса:
догнала черепаха Ахиллеса.

По возвращении из СССР

 

XXVII 

Сел за долги в тюрьму Оскар Уайльд.
А мне бы полагался Бухенвальд.

На тризне

 

XXVIII 

Что счеты к свету, что за свет счета –
«Mehr Licht!». И Гете тоже так считал.

При свечах

 

 

XXIX 

… я не Зайчик по крови своей,
и меня только равный убьет.

За Зайчиком

 

XXX 

Изменяет ли Генделев, сца,
выраженье смешное лица?

Бейт-Лехем.
Рождественская ночь.
На часах

 

XXXI 

С Бар-Селлою. То-се… Вдруг входит Майя.
Бар-Селла в краску. Ничего не понимаю!

За пасьянсом.
Тюрьма Макбит

 

XXXII 

У Гробмана один, но крупный недостаток –
остаток.

Лаская Гробмана.
Заря. Афула

 

XXXIII 

Ну, хадж свершил в Москву. Ну, любопытства для
на минареты посмотрел Кремля…

За чисткой «Узи»

 

XXXIV 

Увидел в микве Губермана.
Полез за словом. Не нашел кармана!

Миква.
День здоровья

 

XXXV 

Земную жизнь пройдя до половины,
дошел: вокруг одни раввины!

Гиват-Шауль.
Шлошим

 

XXXVI 

Рай: Зайчики – в полях. Все Окуни – в пруду.
В эфире – я! Под псевдонимом «Какаду»!

Коль Исраэль. Буфет

 

XXXVII 

Я проснулся утром рано.
Абсолютно нету праны.

Рано
(нету праны)

 

XXXVIII 

Когда пою: «Враги сожгли родную хату»,
нет-нет с улыбкой да и вспомню Арафата!

За чисткой вставных зубов.
Эйфория

 

XXXIX 

Когда армянка говорит, что от меня брюхата,
а-апять с улыбкой вспоминаю Арафата.

Действующая армия.
Очередь (за пивом)

 

XL 

Я знаю слов набат. Подводит тока,
что в метафизике не дока.

Перечитывая свое.
Бессонница. Полдень

 

XLI 

Даже плевенький ящик Пандоры
за долги унесли кредиторы.

Зиндан

 

XLII 

Все Пушкину прощу за сказку про Балду.
Какой величественный гимн Труду!

Колоннада (Биржи)

 

XLIII 

Читал Коран. Такое резюме:
чем в их раю, так лучше в Костроме!

Расставшись с армянкой

 

XLIV 

Вайскопфа наблюдал с трех до часов пяти.
Какой, однако! Глаз не отвести!

Миква

 

XLV 

Нашел горчичник. Съел. Живьем.
Лапу сосать – инстинкт? Или прием?

Бессонница.
Как-то не по себе

 

XLVI 

Как вижу полицейского – иной
раз маху дам. Но чаще все-таки – за мной.

За нумизматикой

 

XLVII 

Пришел домой со свитком Торы.
Дошел до сути. Входят кредиторы!

Зиндан

 

XLVIII 

Сколько бесстыдства все же в людях! Цигельман
как оказалось, написал роман.

Ясная Поляна
(за
table-talk’ом)

 

XLIX 

Пиздец:
«Меняю первородство на супец».

За чтением «Б’решит»

 

Как хорошо, что подключили газ,
а то б совсем светильник разума угас.

Конец

 

 

Система Orphus