ДАЛЬНЯЯ ДАЧА ЗИМОЙ

 

Отменный письменный прибор
набрать чернил
бумага
расстрельной белизны

в
портьере в коридор
шевелится в лице вальсок из доктора Живаго
пованивающий герцеговиной хлор.

Ходатайствовали за собрата
тоже
литератор
писали я читал итак

С ума сойти товарищ пантократор
Вы полагаете
э
литератор Пастернак.

Умыт будённою студою порученец
пером поскрёбышев себе
но
молотов каков

Поэзия
есть свойство тел белковых
в васхищенье
к белков закатыванию шучу товарищ маленков.

Искусствовечно
Умозаключенье в чём мы
здесь
стоп кардиограмма нрзб.

Насколько-ж-мы-йосисарионыч-обречённы
На на всегда
лаврентий валерьянки
писатель тоже мне девчонка не в себе.

Повтор
А ство́ ведь чно́
Здесь умозаключенье в чём мы
как диалектики наоборот обязаны смотреть

в саду смотрю белым
а выше в небе чёрном
роится снег жужжа по памяти как пчёлы
с полей натуры всё ещё сбирающие смерть.

Повтор черновика повтор
детали
уходят в белые поля пере
ворачиваем лист

Товарищ правда это ад товарищ сталин
Как думаете сам
наш
материалист.

Бы
тушку сердца боль-тоска не свежевала
бы
психануть ребёнком в коридор

и стрекоча на этот зимний с кружевами
к калитке где в сугроб
с войны не корчевали
секретный змерз ревень тогда ещё майор

и
маргариток вдоль
в грунты снегосуглинка
зарытых в клумбы где

анютины глаза где многолетней арлекинки
захлопнуты
земли
в схватившейся воде.

И
скусство вечно да товарищ вседержитель
Э
дорогой товарищ Пастернак

ах
бох ты мой
как мы писали дачный житель
как наши пальчики писать устали как.

Насколько лампы прочный круг зима сторожевая
что
на
на весь позднейший вальс

под месмерический снежок из доктора Живаго
на раз-два-три уже давным бедняга
на на всегда
не приглашают вас.

 

Переделкино, май 2005

 

Система Orphus