ВАВИЛОН 

I

 

Снег каменный спускается покамест
дабы прожить по памяти и легче
вола молчания увидь и ткнись руками
в мычание неразделенной речи
– ночной язык –
я помню день вчерашний
мы до рассвета голосов не подымали
покуда ночь под циклопическою башней
перестилалась белыми дымами

снег каменный спустился ниже падать
нам
нет
теней
в долине небосклона
ни нас нет
ни теней
читай на память
о вспять текущих реках вавилона. 

II

 

Тишина
такой была
что
еще такой случиться
только б билась и жила
между горлом и ключицей
кто он
постоялец, да
в месяца иссинем свете
дернись я
и он тогда
выдаст даст себя заметить

крикни я «Мария!»
сна
разве помня
гаркни дико
отделится тень темна
с озаряемого лика

грохнувши
взойдут крыла
древней неземной работы
в клюв порфирного стекла
рот
разинется зевотой
выгнет
город вавилон
пепельную свою шею
отшатнуться
не успею
зашипит в лицо Грифон

III

 

Черпай
ненасытною пастью
во тьме накатившей под грудь
о не объяснится несчастье
отсутствием счастья
отнюдь

и не объясняй!
поперечья
не видно
на взгляд из глазниц
ты глина от глин междуречья
под клинопись новых таблиц

а тьма – это тьма а не где-то
заблудший огонь
повтори:
не свет
не отсутствие света
и не ожиданье зари. 

IV

 

Первыми голуби
змейка песка
вытекла медленно
близкие те кто
что вы?
куда вы?
крепь не крепка?
то, архитектор, на шермака?
а
архитектор?

балки чудовищны
крепи крепки
кошка ли – визг этот нечеловечий?
Господи!
кто возводил потолки?
Господи
не убирайте руки –
или
нас всех
изувечит

в небо
все шире небесный пролом
в небо
где нет ничего его кроме
в небо
сдувает – как шапки с голов
головы идолов
и
наголо
раззолоченные кровли

вниз
не смотря
все давно уже низ
вспомнил откуда вернулся он звон тот?
все уже было
ты
уже вис
все!
отгибается вяло карниз
как отворот горизонта

только-то
не убирайте руки!
кров
да хлебцы
да субботнее платье
идолы
свешивают языки
с башни в зенит
и крылаты быки
нету
прочней и крылатей. 

V

 

Бык
крыла вороные топыря
тьма и есть он
колосс
Водолей ему ночь
и мерцает в надире
глаз единый – звезда
или то что ей раньше звалось

не родись в междуречьи в законоположенном мире
глинобитной грамматики
ею ли не пренебречь?
в междуречии слово имеет значений четыре:
слово
хроника
подпись кабальная
царская речь

повторяйте за мною:
у слова
четыре
значенья –
слово как оно есть, лжесвидетельство, подпись и речь
например:
вавилонские реки меняют теченье
когда им вавилон под быками прикажет истечь

например – это первое небо
которое
знаю
ночное
потянувшись туманом к нему и восходит река
вороное крыло – а второе крыло золотое
и
смыкается зрак воспаленный быка. 

VI

 

Мария
помнишь русла мертвых рек?
мне снилось
что я помню эти реки
я так давно один что это уже век
и – хорошо
и нечего о веке

и все-таки
я – был
и белый свет
поил глаза мои на день восьмой творенья
о разве клинопись – на каолине птичий след
предполагает
зоб и оперенье?

о разве
лишь симметрией пленясь
печаль и память
в изголовье встаньте
печаль и память
что сцепили если вязь
стиха Мария! и в небелом варианте. 

VII

 

Посмотришь из глазниц:
ни тьмы и ни печали
спокоен вид зари – заря восходит ведь

я выпускал бы птиц
когда б они летали
и есть куда лететь

смотри на вавилон
со стен Иерусалима
колокола гудят язычники поют

посмертный небосклон
заря проносит мимо
в долину где встают

смотри на вавилон
на мирные жилища
на башню для какой гранились валуны

се – мир твой и поло́н
но око с неба ищет
покор твоей спины

водитель колесниц
иль давят кварц сандалии
или каменотес – но выше рост стропил!

я выпускал бы птиц
когда б они летали
я б сокола купил

а в мире так светло
так радостна долина:
раб восстает с мечом и ветеран с кайлом

смотри на вавилон
со стен Иерусалима
смотри на вавилон! 

 

Система Orphus